Популярно

Магда Геббельс — идеал женщины Третьего Рейха


Магда Геббельс, полное имя Йоханна Мария Магдалена (нем. Johanna Maria Magdalena)  олицетворяла  идеал немецкой женщины Третьего Рейха.

Красивая и образованная, Магда Геббельс, была убежденной сторонницей идей национал-социалистической партии и любимицей фюрера, во всем разделяющая взгляды и убеждения своего мужа, министра пропаганды Германии и гауляйтера Берлина Йозефа Геббельса.

Магде Геббельс была первой вручена награда  «Почетный крест немецкой матери» как матери семи детей. Орден «Почетный крест немецкой матери» по значению приравнивался  к высшим военным орденам и был утвержден Гитлером в 1938 году.

Нацистская пропаганда называла Магду немецкой «супер-матерью». По словам актрисы Аннелизе Улиг, хорошо знавшей немецкое высшее общество, Магда Геббельс по праву играла роль первой дамы Третьего Рейха и никто из женщин не был на официальных приемах и встречах ближе к Гитлеру, чем Магда Геббельс.

Магда родилась в ноябре 1901 года как незаконнорожденная дочь двадцатилетней служанки Августы Беренд. Одни источники называют днем ее рождения 1 ноября,1 другие — 11 ноября. Отец Магды — инженер Оскар Ритшель — женился вскоре на Августе, но этот брак был скорее формальностью, и спустя пару лет родители Магды развелись. Девочка осталась с фамилией матери. Отец до самой своей смерти в 1941 году старался сделать все, чтобы его дочь ни в чем не нуждалась.

По настоянию отца семилетнюю Магду отдали на воспитание в строгий католический монастырь недалеко от Брюсселя. За суровыми монастырскими стенами Магда не только научилась свободно говорить по-французски, но и приобрела качества, поражавшие многих ее знакомых: самообладание, волю и твердость характера. В монастырской школе Магда получила основательные знания и, главное, умение учиться самостоятельно. Училась она всегда легко и без видимого напряжения.

Привлекательная мать Магды быстро нашла нового мужа — состоятельного фабриканта и торговца кожаными изделиями Рихарда Фридлендера. Бракосочетание состоялось при полном взаимном согласии: на свадьбе бывший муж Августы Оскар Ритшель был свидетелем. Супруги Фридлендеры тоже переехали в Бельгию. На еврейское происхождение Рихарда в те годы никто особого внимания не обращал. Только спустя двадцать пять лет оказалось, что быть евреем в Германии — смертельно опасно. О судьбе Рихарда Фридлендера очень скупо упоминается в известных биографиях Магды Геббельс и подробности его жизни и гибели стали известны совсем недавно.

То, что Магда получила хорошее воспитание и прекрасное образование — заслуга не только ее отца, но и отчима, который не жалел для девочки ни времени, ни сил. Рихард Фридлендер был для Магды не просто отчимом — он стал для нее фактическим отцом. Магда отвечала ему искренней любовью. Когда через десять лет Августа и Рихард развелись, девочка, желая сделать отчиму приятное, взяла его фамилию и стала Магдой Фридлендер. Рихард не оставлял Магду своей заботой и после развода.

После окончания берлинской гимназии в 1919 году Магда Фридлендер поступила в престижный и дорогой пансион для девушек в Хольцхаузене недалеко от старинного города Гозлар в гористом Гарце. Девушка быстро освоилась на новом месте и скоро стала выделяться среди сверстниц успехами в учебе и независимыми манерами. Робкой или стеснительной ее никто не мог назвать. Однако учеба в пансионе продолжалась всего одну осень. Случай изменил все планы.

Зимой 1920 года восемнадцатилетняя студентка возвращалась после каникул из Берлина в пансион и в купе поезда познакомилась с представительным мужчиной. Это был Гюнтер Квандт, один из самых богатых немецких предпринимателей, владелец целой хозяйственной империи. Квандт был очарован умной и красивой девушкой. Далее история развивалась по сюжету голливудских фильмов. Через три дня Квандт стоял с букетом цветов у дверей квартиры Магды, а еще через несколько месяцев состоялась помолвка мультимиллионера и студентки. По требованию будущего мужа Магда сменила католическую веру на протестантскую и вместо еврейской фамилии Фридлендер взяла фамилию своего настоящего отца Ритшель. К этому времени мать Магды уже развелась с Рихардом, который зарабатывал себе на жизнь, работая старшим официантом в берлинском Тиргартене. В январе 1921 года состоялась свадьба Магды и Гюнтера Квандт, а в ноябре появился на свет Харальд, единственный сын от этого брака.

Семейная жизнь с Квандтом быстро разочаровала Магду. Сказывалась разница в возрасте (Гюнтер был на двадцать лет старше своей жены и годился ей в отцы) и поразительное несходство характеров. Миллионер оказался скучным, лишенным юмора и мелочным человеком. Искусство и развлечения его не интересовали. Надежды Магды на интересную жизнь очень скоро испарились. Ее муж жил по строгому распорядку, в котором не было места ярким праздникам, блестящим приемам, светским раутам. Магда оказалась в золотой клетке: имея, казалось, неограниченные возможности, она была полностью лишена самостоятельности. К тому же Квандт усыновил трех детей своего погибшего друга, и юная Магда оказалась матерью сразу шести детей — помимо Харальда у Квандта было еще два сына — Гельмут и Герберт — от первого брака. Не сложились отношения Магды с родственниками мужа, не одобрявшими их слишком скорый брак. Развод назревал, но был отложен из-за поездки супругов в Америку.

В Нью-Йорке Магда блистала в лучших салонах и завоевала немалое число поклонников. Среди них был и Герберт Гувер, племянник американского президента, не раз предлагавший Магде руку и сердце. Однако даже после своего развода Магда это предложение не приняла. Оказаться в новой золотой клетке, быть декоративным придатком знаменитого мужа она больше не желала.

После возвращения домой отношения между супругами еще больше обострились. Утешение Магда нашла в новой любви. На этот раз ее другом стал ровесник, с которым она была знакома еще со школьных лет. Узнав о новом увлечении жены, разгневанный Квандт собрался выгнать неверную супругу на улицу, не дав ей времени даже собрать чемоданы. В этом случае закон был бы на стороне мужа. Однако у Магды был контраргумент. Она нашла письма Квандта о его сердечных увлечениях поры молодости. И хотя формально письма не имели юридической силы, Квандт не решился на скандал. Он согласился выплачивать Магде ежемесячно 4000 рейхсмарок, что обеспечивало ее безбедное существование. Кроме того, он купил для Магды прекрасную квартиру в центре Берлина, оплатил медицинские страховки, а также обучение своего сына Харальда до достижения им 14 лет. По условиям развода, Харальд остался с матерью до ее нового брака.

В свете последующей жизни Магды ее любовь, послужившая поводом для развода с Квандтом, кажется настолько невероятной и поразительной, что в первой биографии Геббельса любовник его будущей супруги был скрыт под псевдонимом «студент Ганс».

Таинственным «студентом Гансом» был Хаим Арлозоров, горячий сторонник идеи сионизма Теодора Герцля, посвятивший свою жизнь образованию государства Израиль и не доживший пятнадцати лет до того дня, когда его мечта воплотилась в жизнь.

Хотя Рихард Фридлендер был не очень религиозным человеком, все же с его помощью католическая девочка Магда получила первое представление об иудаизме и о немецком еврействе, сильно к тому времени ассимилированном. Но по-настоящему погрузиться в мир еврейской жизни и еврейских проблем Магде помогла встреча с семьей Арлозоровых. Косвенной причиной этой встречи стала Первая мировая война.

После объявления войны немецкие граждане Фридлендеры стали нежелательными персонами в Бельгии. В августе 1914 года семья вынуждена была вернуться в Берлин. Примерно в это же время в немецкой столице оказалась семья Арлозоровых, бежавших в 1905 году от еврейских погромов на Украине в Кенигсберг, а с началом войны тоже перебравшихся в Берлин.

Для тринадцатилетней Магды Фридлендер и пятнадцатилетнего Виталия (по некоторым источникам, Виктора).  Арлозорова началась новая жизнь — оба они в Берлине чувствовали себя беженцами. Магда поступила в гимназию для «благородных девиц», где ее ближайшей подружкой стала Лиза Арлозорова, младшая сестра Виталия. В открытой и гостеприимной семье Арлозоровых Магда нашла то душевное тепло и чувство безопасности, в котором она так нуждалась.

Сам Виталий посещал известную берлинскую гимназию имени Вернера фон Сименса. Эта школа отличалась высоким уровнем обучения и приверженностью к самым современным методам педагогики. Среди учеников заметную часть составляли еврейские дети. Несмотря на то, что немецкий не был его родным языком, Виталий стал одним из первых учеников гимназии, редактором ежемесячной школьной газеты «Вернер-Сименс-Блеттер». Постепенно его патриотические пронемецкие взгляды изменились — он стал все больше задумываться о своем происхождении. В сочинении по немецкой литературе восемнадцатилетний гимназист Арлозоров писал в 1917 году: «Я еврей и горд этим. Я не чувствую себя вполне немцем и никогда этого не скрывал. Я ощущаю, что во мне живет так много Востока, так много раздвоенности, так много поиска целого, чего нет у нормального немца».

Арлозоров настойчиво учил иврит и все больше проникался идеями сионизма. Теперь Виталий верил, что евреи должны жить в своем государстве на земле Палестины. Вокруг Арлозорова образовался кружок сверстников, не только евреев, которых он увлекал своими рассказами о будущих еврейских поселениях на Святой Земле. Кружок назывался «Тикват Цион». Среди тех, кто с восторгом слушал Хаима, как теперь стал называть себя Виталий Арлозоров, была и Магда Фридлендер. Ее всегда привлекали мужчины, отличавшиеся целеустремленностью и решительностью. Скоро Магда стала носить кулон в форме шестиконечной звезды и мечтать о том дне, когда она вместе с друзьями отправится возрождать еврейскую государственность на палестинской земле.

Этим мечтам не суждено было сбыться. Пути Магды и Хаима разошлись. Хаим женился и с женой и дочкой в 1924 году переехал в Палестину. Там он быстро стал одним из ведущих деятелей сионистского движения, много ездил по миру, представляя свою новую родину на различных конгрессах, съездах и международных совещаниях. Арлозоров стал ответственным за внешнюю политику сионистского Еврейского агентства и вместе с будущим президентом Израиля Вейцманом организовал социалистическую партию Мапай.

Во время одной из поездок Хаима в Берлин в 1928 году школьные знакомые вновь встретились, и юношеская влюбленность обернулась сильным чувством. Магда вновь прониклась увлеченностью своего друга юности. По сравнению с холодным и пожилым мужем молодой Арлозоров покорил ее своей страстностью и фанатизмом. Их встречи продолжались вплоть до 1931 года, когда Магда уже готовилась выйти замуж за гаулейтера Берлина Йозефа Геббельса.

Журналистка Белла Фромм, хорошо знавшая Магду в те годы, рассуждала, как бы сложилась жизнь Магды, если бы та не встретила Геббельса: «…в каком-нибудь киббуце в Палестине с оружием в руках и стихом из Торы на устах».

Последняя встреча Магды и Хаима произошла 12 августа 1931 года, о чем есть запись в дневниках Геббельса.6 Объяснение влюбленных было драматичным: Хаим Арлозоров даже пытался застрелить Магду или застрелиться сам. Пуля осталась в дверном косяке, никто не был ранен. Это была последняя точка в сионистских мечтах Магды. Она окончательно выбрала другой путь.

Через год, когда Гитлер был уже у власти и Геббельс получил министерский портфель, Хаим Арлозоров опять был в Берлине, чтобы помочь еврейской эмиграции из нацистской Германии. Он попытался через свою бывшую возлюбленную получить аудиенцию у немецких властей и по телефону просил Магду о встрече. Магда решительно отказалась, понимая смертельную опасность для них обоих. Хаим вернулся в Тель-Авив и через несколько дней был застрелен на глазах у своей жены неизвестными мужчинами. Убийц так и не нашли. Было много предположений о том, кто стоял за этим убийством. Большинство считало убийство делом рук еврейских экстремистов из Палестины, недовольных контактами Арлозорова с нацистами. Так думала, например, вдова Арлозорова Сима. Споры о том, кто убил Арлозорова, не затихают и по сей день. Версия, что это были агенты Геббельса, выглядит достаточно правдоподобно. Внезапная смерть любовника Магды сохраняла в тайне сионистские увлечения жены гаулейтера Берлина. Такого же мнения была и сестра убитого Лиза. Боясь преследований, она рассказала о своих подозрениях только незадолго до своей смерти.

После девяти лет брака с Квандтом Магда оказалась свободной, богатой и несчастной. Золотая клетка была открыта, но Магда не знала, чем себя занять. Внутренняя пустота и бездеятельность отравляли жизнь. Десятки тысяч женщин чувствовали бы себя на верху блаженства, если бы имели только часть того, чем обладала Магда. Ее же не устраивала бездеятельная и бесцельная судьба, ее роль в спектакле жизни должна была стать одной из первых.

С такими мыслями пришла двадцатидевятилетняя Магда в политику. То, что вполне обеспеченная дама с хорошими манерами оказалась в партии плебея Гитлера, могло бы показаться просто курьезом. Однако в Германии конца двадцатых годов многие представители высшего света, в обычной жизни не имевшие ничего общего с простыми людьми в коричневых рубашках, были увлечены динамичной демагогией и бескомпромиссной решительностью лидера немецких нацистов.

Первого сентября 1930 года Магда Квандт получила от партийной ячейки Берлин-Запад удостоверение номер 297442 члена национал-социалистической партии. С рвением отличницы штудировала Магда книги «Моя борьба» Гитлера и «Мифы двадцатого века» Розенберга, выписывала партийную газету и не пропускала ни одной речи Гитлера в прессе. Так же страстно, как она когда-то мечтала о будущем сионистском государстве, теперь она была убеждена в превосходстве германской расы, в мировом еврейском заговоре и преступности Версальского мирного договора. Нацистское движение привлекало ее тем, что давало цель и заполняло внутреннюю пустоту. Она не чувствовала себя больше одинокой. Успехи национал-социалистической партии на выборах свидетельствовали, что у Гитлера появляются все новые и новые сторонники. Казалось, будущее принадлежит нацизму.

Партийная работа фрау Квандт началась неудачно. Руководитель ячейки поручил Магде проводить занятия с женской группой, куда входили, в основном, бедные домохозяйки и мелкие служащие. Появление в их рядах роскошной дамы было для них сенсацией. Слушательницы больше обращали внимания на свободные манеры и модные платья докладчицы, чем на то, что она говорила. Положение мелкого партийного функционера не могло долго устраивать Магду. Она всегда стремилась к высшему. Благодаря хорошему образованию и знанию иностранных языков Магда Квандт получила место в городском партийном архиве Берлина.

Вскоре на привлекательную и элегантную сотрудницу обратил внимание сам руководитель городской партийной организации (гаулейтер Берлина) Йозеф Геббельс, назначенный на эту должность Гитлером в 1926 году. Задачей Геббельса было завоевать для фюрера голоса жителей «красного Берлина». Геббельс с заданием справился. Благодаря своим зажигательным речам, умело организованным демонстрациям своих сторонников и уличным беспорядкам, факельным шествиям и кампаниям в прессе он сделал попутчиками и соратниками Гитлера многих из тех, о ком говорили, что они встали под красное знамя еще до того, как на него нашили свастику.
Среди людей, приближенных к Гитлеру, Геббельс стоял особняком. Низкорослый и тщедушный, он мало напоминал идеал арийского мужчины. Уже будучи отцом семейства, Геббельс весил меньше 50 килограммов. У него была слишком большая голова по сравнению с телом. Из — за перенесенной в детстве болезни костного мозга он сильно хромал — правая нога у него всегда была в шинах. Это доставляло честолюбивому Йозефу не только физические страдания. Тяжелейшим испытанием для него было обойти строй почетного караула. Когда этой церемонии нельзя было избежать, ему накануне всю ночь снились кошмарные сны.5 Физические недостатки Геббельса не только давали богатый материал карикатуристам за пределами Германии после 1933 года, но и были предметом постоянных насмешек самих нацистов.

Геббельс был значительно умнее, образованнее большинства своих товарищей по партии. Следуя, как тень, за своей любимой девушкой, еврейкой Анкой Штальхерм, Йозеф Геббельс получил дипломы об окончании пяти университетов. В 1922 году он стал доктором по германской филологии. Долгое время никто не мог бы упрекнуть Геббельса в антисемитизме. Евреем был духовный наставник и любимый научный руководитель Геббельса доктор Фридрих Гундольф из гейдельбергского университета. В качестве подарка своей невесте Анке Йозеф выбрал и надписал «Книгу песен» еврея Генриха Гейне. Пока у Геббельса хватало мужества иметь свое мнение, нелепые расовые теории нацистов не имели для него значения. Но вскоре он отказался от своего мнения и больше не позволял себе его иметь. Весь свой интеллект он посвятил вере в фюрера. Эта вера напоминала религиозный экстаз поклонения, но это и нравилось Гитлеру, который говорил, что Геббельс — единственный оратор, которого он может слушать, не засыпая. Из интеллектуалов Гитлер терпел возле себя только Геббельса и Шпеера.

Геббельс не сразу пришел к Гитлеру. Долгое время он безуспешно пытался реализовать себя в литературе и далекой от политики литературной критике. Геббельс вступил в нацистскую партию в 1924 году из-за крайней нужды, отвергнутый большинством редакций и издательств. До 1926 года он был ближайшим сотрудником Грегора Штассера, уничтоженного в 1934 году врага Гитлера по партии. Только в 1926 году Геббельс окончательно стал на сторону Гитлера и безоговорочно проникся верой в будущего фюрера нации. Биограф Геббельса Хайбер писал, что не идеология или политические идеи Гитлера привлекли Геббельса, ими он тогда почти не интересовался. Ему нужен был вождь, который обеспечит материальное благополучие и душевное равновесие, укажет цели, безразлично какие. Этому вождю, ставшему для Геббельса богом, он остался верен до самой смерти.

К этому же кумиру пришла в конце концов и Магда Квандт. И помог ей в этом гаулейтер Берлина Геббельс.

Первая встреча Магды и Геббельса состоялась 7 ноября 1930 года и прошла по-деловому. Как рассказывала Магда своей матери, не было сказано ни одного комплимента, почти ни одного слова о личном, но его пожирающие взгляды были красноречивее слов.

Геббельс имел опыт общения с красивыми женщинами, особенно после того, как его положение в нацистской партии позволяло ему распределять гонорары журналисткам и роли артисткам. Отношения с красавицей Квандт тоже развивались по знакомому сценарию. Магда получила задание вести личный архив гаулейтера. 28 января 1931 года Геббельс записывает в своем дневнике: «Фрау Квандт пришла ко мне домой работать с архивом. Она прекрасная женщина». 15 февраля запись в дневнике более красноречивая: «Вечерами приходит Магда Квандт и остается надолго. И цветет своей красотой. Будь же моей королевой!» Далее в записях начинают встречаться цифры, которыми Геббельс, на манер Дон Жуана, нумерует свои интимные встречи с Магдой. Через неделю Геббельс едет вместе с Магдой в Веймар на партийную конференцию. «До глубокой ночи сижу я вместе с Магдой. Она восхитительно прекрасна и добра и любит меня сверх меры», — записывает он в своем дневнике.

В Веймаре Геббельс встретил свою прежнюю любовь Анку Штальхерм. Он познакомил ее с Магдой, а в дневнике записал: «Я встретил Анку. Она печальна. Прочь отсюда! Наконец-то я ее больше не люблю с ее вечной недисциплинированностью». Правда, окончательно пути Геббельса и Анки разошлись только в 1933 году, после прихода нацистов к власти.

Магда Квандт знала себе цену. Отношения между нею и Геббельсом были далеко не всегда такими, как хотел бы гаулейтер. По его убеждению, «задача женщины — быть прекрасной и рожать детей». При таких убеждениях конфликты были неизбежны. Но, несмотря на это, чувство Геббельса становилось все крепче, и 22 марта в дневнике появилась запись: «Я люблю сейчас только ее одну».

Вскоре роскошная квартира Магды Квандт, подаренная ее бывшим мужем, стала своеобразным салоном, где собирались партийные бонзы. В один из дней своего пребывания в Берлине в квартире Магды появился и сам Адольф Гитлер. Шеф партии был покорен красотой и манерами Магды. Казалось, в ней воплощен идеал арийской женщины и матери. Такая женщина должна была бы принадлежать только фюреру и никому другому. Однако Гитлер, готовясь захватить власть над всей Германией, дал обет безбрачия. Любовь к власти была для него сильнее власти любви. Но и пройти мимо Магды Квандт Гитлер не мог. «Эта женщина могла бы сыграть в моей жизни большую роль даже без того, чтобы я на ней женился», — говорил Гитлер Отто Вагенеру, начальнику штаба СА и своему тогдашнему экономическому советнику. Своей женственностью Магда должна была вдохновлять фюрера во время его работы. Кроме того, Магда была бы полезна для пропагандистской работы партии. «Жаль, что она не замужем», — добавил Гитлер.

Этот недостаток легко было поправить. Не без активного участия Гитлера 19 декабря 1931 года состоялась свадьба Магды и Йозефа Геббельс. При венчании Гитлер был свидетелем. Для него этот брак означал, что теперь он всегда может быть в обществе своей музы. Магда шла на брак с Геббельсом, трезво оценивая обстановку. Матери она объясняла, что после прихода нацистского движения к власти, а это вполне реально, Магда станет первой дамой Германии.

Магда относилась к Гитлеру совсем не так, как к своему новому мужу. В Гитлере она увидела отца, решительного человека, знающего, куда надо идти. Актриса и режиссер Лени Рифеншталь записала в своих воспоминаниях сказанные сразу после свадьбы слова Магды Геббельс: «Я люблю своего мужа, но моя любовь к Гитлеру сильнее, для него я готова пожертвовать своей жизнью. Только тогда, когда я поняла, что Гитлер не может любить никакую женщину, а только Германию, я дала согласие на брак с доктором Геббельсом, так как теперь я могу быть ближе к фюреру». Вегетарианскую еду для Гитлера готовила всегда сама Магда.

Герберт Дёринг, управляющий домом Гитлера в Бергхофе, часто видевший Магду Геббельс в гостях у Гитлера, вспоминал о своих предположениях, что фрау Геббельс позднее поменяла бы супруга и охотно вышла бы замуж за Гитлера. Такую надежду, как ему казалось, она никогда не теряла.

Из-за своего нового замужества Магда потеряла право воспитывать своего первого сына Харальда Квандта. Мальчик переселился к отцу, но почти ежедневно посещал мать, подружился с Геббельсом и скоро стал своим в их новой семье. С замужеством Магды прекратились ежемесячные выплаты со стороны Гюнтера Квандта, но эту потерю компенсировал Гитлер, удвоив оклад гаулейтера Берлина.

Тяжелее дался Магде разрыв с другими близкими родственниками. Ее отец Оскар Ритшель со скандалом прервал все отношения с новым зятем после того, как получил от Геббельса грубое и вызывающее письмо. Само собой разумеется, что все контакты с еврейским отчимом Рихардом Фридлендером были со стороны семейства Геббельс также прекращены. Только мать Магды продолжала общаться с дочерью и пользовалась финансовой помощью Геббельса. По его настоянию ей пришлось сменить неподходящую для нацистского слуха фамилию Фридлендер на ее девичью фамилию Беренд.

Помощь матери была весьма кстати в связи с рождением новых и новых детей. В браке с Геббельсом Магда родила пять девочек и одного мальчика: в 1932 году — Хельгу, в 1934 — Хильде, в 1935 — Хельмута, в 1937 — Хольде, в 1938 — Хедду, в 1940 — Хайде. По странной прихоти Магды она всем своим детям давала имена, начинающиеся с буквы «Х». Этой же буквой начинается и имя Харальда Квандта.

Увеличившейся семье потребовалось новое жилье. Гитлер помог Геббельсу и Магде купить роскошный замок на берегу Ванзейского озера. Там чета Геббельс дала грандиозный бал в честь летней берлинской Олимпиады 1936 года. Было приглашено более трех тысяч гостей из разных стран. Земельные владения Геббельса увеличились за счет покупки имений соседей, как правило, евреев, среди которых был и один из родственников отчима Магды. Евреев силой заставляли расставаться со своим имуществом.

Нацистская пропаганда представляла семью Геббельса образцом для всех немцев. Магда получала ежедневно десятки писем от женщин, ждущих от нее помощи или совета. Но за фасадом образцового брака было не все гладко. Йозеф Геббельс не упускал возможностей доказать свою мужскую неотразимость, благо в его власти оказались все киностудии Третьего Рейха. Множество кинозвезд и кинозвездочек проходили свой путь к успеху в искусстве через спальню гаулейтера. Магда не устраивала ему громких сцен ревности, но находила утешение в своих верных поклонниках. Несколько раз брак Магды и Геббельса находился на грани краха.

В том же 1936 году, когда состоялась берлинская Олимпиада, в роман Геббельса с двадцатидвухлетней актрисой Лидой Бааровой вмешался сам Гитлер. Геббельс был сильно увлечен красавицей-чешкой, привел ее в свой дом и попытался установить «семью втроем». Он стал появляться со своей новой возлюбленной в театрах и кабаре, их связь стала привлекать общественное внимание. Роль благородного рыцаря, защитника оскорбленной жены, взял на себя Карл Хайнке, государственный секретарь — заместитель Геббельса по министерству пропаганды. Хайнке собрал компрометирующие его шефа доказательства и предложил Магде свою руку и сердце. Однако развод в семье Геббельса мог разрешить только фюрер. И Гитлер был категорически против. Скандал не только разрушал пропагандистский образ идеальной семьи, но и мог повредить внешнеполитическим планам фюрера, который как раз планировал оккупацию Чехии — родины Бааровой. Гитлер сказал свое властное «нет». Он решительно запретил любые контакты Геббельса с Бааровой. Гаулейтер Берлина на долгое время потерял благосклонность фюрера.

Сама актриса была выслана в Прагу, ее многообещающая театральная и кинокарьера закончилась. После войны она за сотрудничество с немцами полтора года сидела в чешской тюрьме. В 1946 году Лида вышла замуж за министра внутренних дел Чехословакии, бежала с ним в Австрию. Какое-то время она снималась на киностудиях Италии и Испании, выступала и на немецкой сцене. Сейчас она живет в Зальцбурге.

Магда не торопилась вернуться к семейной гармонии. Некоторое время она не отвергала категорически предложения Хайнке на брак. Только в конце 1936 года она решила, наконец, поддержать престиж идеальной семьи. В следующем году на свет появилась Хольде как символ примирения супругов. Неверного госсекретаря Геббельс отправил гаулейтером в Бреслау, убрав таким образом подальше опасный повод для ревности.

В то время, как Магда Геббельс переживала свой очередной семейный кризис, режим, с которым она себя накрепко связала, все сильнее преследовал ее отчима Рихарда Фридлендера. Отчим работал старшим официантом в берлинском Тиргартене и своим трудом обеспечивал себе и своей новой жене Эрну Шарлоту достойную жизнь. Но в годы правления нацистов Рихард потерял работу и положение в обществе. Политика организованного антисемитизма, которую с первых дней прихода к власти стал проводить Гитлер, планомерно лишала немецких евреев гражданских и общечеловеческих прав. Многие еврейские семьи эмигрировали, но большинство продолжали надеяться, что положение должно измениться к лучшему. Когда иллюзии рассеялись, было уже поздно.

Рихард Фридлендер тоже не допускал мысли об эмиграции: ведь он был офицером в Первую мировую войну, государство обещало заботиться о своих ветеранах. По воспоминаниям внука Фридлендера Михаэла Туча, его дед попытался получить помощь у своей падчерицы и ее высокопоставленного супруга. Магда Геббельс избегала всяческого общения со своим некогда любимым отчимом. Как рассказывал Рихард Фридлендер, когда он вошел в бюро гаулейтера Берлина, на лице Геббельса появилась смесь ужаса и отвращения. Геббельс повернулся к своему адъютанту и приказал: «Спросите у еврея Фридлендера, что ему здесь надо». Адъютант выполнил приказ, и разговор был закончен. Фридлендер не получил никакой помощи от своей любимой падчерицы и ее мужа.

В 1938 году преследование евреев стало еще интенсивнее, чем раньше. К дискриминации, лишению прав и запрету на многие профессии добавились насилие и репрессии. Символом нового отношения к евреям стала печально известная «Хрустальная ночь» с 9 на 10 ноября 1938 года. Однако тюрьмы и концлагеря для евреев начали действовать уже летом того года. Целью новой политики было заставить евреев бежать из страны, оставив нацистам все свое имущество.

В 1938 году Рихарда Фридлендера направили на принудительные работы на берлинский завод газового оборудования. 15 июня этого года Рихарда арестовали прямо на рабочем месте. Он оказался одним из 2000 евреев, схваченных в те дни и направленных в концлагерь Бухенвальд. Большинство из них были бывшие врачи, адвокаты, предприниматели и рабочие из Берлина — своей активностью в преследованиях евреев гаулейтер столицы Геббельс старался вернуть потерянную милость фюрера. Сохранились книги учета поступивших в концлагерь в те дни. Среди множества заключенных значится и Рихард Фридлендер. Ему было тогда пятьдесят семь лет. Большинство заключенных были тоже достаточно пожилые люди.
Один из переживших концлагерь вспоминал, что их пребывание там было сплошным кошмаром. Эсэсовцы соревновались друг с другом в избиении заключенных кулаками и плетями. Около пятисот человек было брошено в бывшее стойло для овец. Места не хватало. В помещении не было ни одного стола, стула или кровати. Ночами все лежали на голом полу, причем из-за тесноты не было возможности даже вытянуть ноги. В первые дни заключенные не получали никакой еды, зато в избытке были переклички, построения, наказания и пытки. Затем начались каторжные работы. Заключенные должны были мостить улицы камнем. Для непривычных к физическому труду пожилых людей работа была непосильна. Рабочий день продолжался с 6 до 20 часов, в воскресенье — до 16.9

К октябрю 1938 года в лагере умерло более 100 человек. Из-за начавшихся эпидемий количество умерших резко возросло. Не перенес нечеловеческого обращения в Бухенвальде и Рихард Фридлендер. Он был в буквальном смысле замучен до смерти. В свидетельстве о смерти, выданном 18 февраля 1939 года, указано, что он умер от «недостаточности сердечной мышцы при воспалении легких». Вдова Фридлендера получила по почте урну с его прахом, заплатив наложенный платеж 97 рейхсмарок. Рихард Фридлендер стал одной из первых жертв расовой политики нацистов задолго до того, как уничтожение евреев было переведено на индустриальные рельсы. Знаменитая Ванзейская конференция, на которой была разработана тактика «окончательного решения еврейского вопроса», прошла в январе 1942 года недалеко от старого еврейского кладбища, где в безымянной могиле нашел свой последний покой отчим первой дамы Третьего Рейха.

Неизвестно, знала ли Магда Геббельс о смерти ее отчима. Более того, нет никаких данных о том, интересовалась ли она вообще его судьбой. Зато достоверно можно утверждать, что она приняла политику уничтожения евреев, несмотря на то, то в молодости у Магды ближайшими друзьями были евреи. Не одна она рассматривала репрессии против евреев как необходимую меру защиты государства. Но в отличие от большинства немцев Магда точно представляла себе гигантские масштабы созданных гитлеровцами фабрик смерти. Геббельс не скрывал от своей жены, как реализуется «окончательное решение еврейского вопроса». Своей свояченице Элло Квандт Магда рассказывала: «Ты не можешь представить, какие страшные вещи он мне говорит. И я ни с кем не могу этим грузом поделиться. Этого нельзя никому рассказать. Он вываливает все на меня, потому что ему самому невмоготу. Это невозможно описать».

Йозеф Геббельс тоже в молодости не испытывал к евреям особой ненависти. Напротив, самые близкие ему люди — невеста и духовный наставник — были евреями. Но Геббельс полностью принял идеи Гитлера о необходимости уничтожении евреев и делал со своей стороны все, чтобы варварский план воплотился в жизнь. Однако от ближайших сподвижников Гитлера Геббельс отличался большей осторожностью и осмотрительностью. Известно, например, что ознакомившись в 1942 году с программой «окончательного решения еврейского вопроса», Геббельс попытался уговорить фюрера отложить реализацию его плана до окончания войны. Гитлер с этим не согласился. Во время знаменитого выступления немецких женщин в защиту их еврейских мужей в Берлине в 1943 году, Геббельс не стал применять силу и удовлетворил все требования протестующих. Арестованные евреи из сборного лагеря на Розенштрассе были освобождены, некоторых даже вернули из лагеря смерти Освенцим.

По мере того как Вторая мировая война шла к своему концу и победа союзников над фашистами становилась реальностью, судьба Магды и Йозефа Геббельс все теснее сплеталась с судьбой обреченного фюрера. В то время, как многие высокопоставленные нацисты спасали свои жизни, уехав из Берлина, Геббельс оставался с Гитлером до конца. 1 февраля 1945 года Геббельс записал в дневнике: «Я объявил фюреру, что моя жена твердо решила остаться в Берлине и возражает против того, чтобы отдать куда-то детей».
22 апреля 1945 года Геббельс с женой и детьми переселился в бункер фюрера. Детям Магды отвели отдельную комнату на верхнем этаже бункера. Детям нравилось новое приключение. Магда читала вслух и играла с ними, пока на нижнем этаже главного бункера фюрер со своим министром пропаганды и уполномоченным по ведению тотальной войны (последнее назначение, полученное Геббельсом) обсуждали очередное воззвание к немецкому народу. Берлин лежал в руинах. «Тысячелетний» Третий Рейх доживал свои последние дни.

28 апреля Магда написала письмо-прощание своему старшему сыну Харальду Квандту, не зная, что он находится в советском плену. «Мир, который придет после фюрера и национал-социализма, — писала она, — не имеет больше никакой ценности». Быть верным себе и родине желала Магда своему сыну. Свою верность фюреру она понимала как жертву. Жизнь без фюрера, без Третьего Рейха была для нее немыслима. Изменить ее решение не могли никакие уговоры и просьбы тех, кто оставался в бункере.

30 апреля застрелились Гитлер и Ева Браун. На следующий день под присмотром Магды доктора Штумпфеггер и Науман сделали шестерым детям смертельный укол. Магда до последней минуты сохраняла хладнокровие. После того, как в детской все было кончено, Магда спустилась в гостиную и в последний раз разложила свой любимый пасьянс. В половине девятого вечера Геббельс застрелился, Магда приняла яд. Перед смертью гаулейтер Берлина приказал сжечь свой труп и труп своей жены.

За несколько часов до своего самоубийства Гитлер наградил Магду личным золотым партийным значком. Когда советские солдаты вынесли из бункера во двор рейхсканцелярии обгоревшие трупы супругов Геббельс и тела шести их убитых детей, то высшая партийная награда на платье Магды представляла собой лишь бесформенный кусочек металла.

Легко вообразить, как совсем по-другому могла бы сложиться жизнь, сделай человек в свое время маленький шаг в другую сторону. Решающий выбор человек делает сам. Магда Геббельс сделала свой выбор и заплатила за него своей жизнью и жизнью своих любимых детей.

Свой выбор сделала и Колин Квандт — дочь Харальда Квандта. Внучка Магды Геббельс прошла ортодоксальный гиюр (обращение в иудаизм, ивр.) и живет в Гамбурге с мужем-евреем.
Евгений БЕРКОВИЧ


© 2017 Беременность, роды, дети здоровье